Телефон: +7 (495) 125 13 14

Административная юстиция - вот подлинная основа реформы контроля и надзора

17 Ноября 2016

Комментарий на портале Закон.ру партнера юридической компании "Наука Права" А. Диденко относительно проводимой реформы контрольно-надзорной деятельности (КНД):

Президиум президентского совета по стратегическому развитию принял предложения министра по вопросам "Открытого правительства" Михаила Абызова по программе реформы контрольно-надзорной деятельности (КНД).

Подробнее о реформе контроля и надзора (КНД)- контроль-надзор.рф

Планируется, что к 1 декабря будет уже готов паспорт программы, предполагающий немедленный старт реформы КНД в двенадцати контрольно-надзорных органах (в тестовом режиме это МВД, МЧС, ФАС, ФНС, Россельхознадзор, Роспотребнадзор, Росздравнадзор, Росприроднадзор, Ространснадзор, Роструд, Ростехнадзор и ФТС России.), обязательное сотрудничество силовых структур с проектным комитетом реформы и приоритетное финансирование через Аналитический центр при Правительстве РФ.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что идея реформы контроля и надзора (КНД), безусловно, заслуживает положительную оценку.

Однако проблема не столько или не только в количестве тех или иных функций (или отдельных полномочий) государственных органов[1], подчас действительно носящих дублированный или же избыточный характер. Государство всегда присутствовало в жизни общества и никуда пока уходить оно точно не собирается.

Проблема представляется все-таки шире:

  • с одной стороны, в ненадлежащей форме реализации государственными органами, их должностными лицами (в широком смысле «публичной администрацией») своих (или же расширительно истолкованных) функций и полномочий,
  • с другой стороны, в слабой возможности защиты физических и юридических лиц от такого негативного воздействия. Такая защита является, по сути, формой контроля над действиями публичной администрации.

Судебная форма контроля над деятельностью органов государственной власти и их должностных лиц обладает большими преимуществами по сравнению с любыми формами внесудебного контроля[2].

Часть 2 статьи 118 Конституции Российской Федерации содержит положение об осуществлении судебной власти посредством, в том числе административного судопроизводства.

В сфере административного судопроизводства, как, впрочем, и в любом другом судопроизводстве[3], ключевое значение имеет вопрос определения надлежащего судебного порядка, в котором конкретное административное дело подлежит рассмотрению по существу. Это предполагает по той или иной категории дел определение "правовой модели" судопроизводства, включающей предусмотренный процессуальный "инструментарий".

Но здесь-то и начинается путаница.

В рамках действующей модели административной юстиции параллельно сосуществуют и применяются три самостоятельных кодекса: КАС РФ, АПК  РФ и КоАП[4].  

Такая модель не идеальна, она громоздка, сложна для восприятия, а подчас и недоступна для заявителя (о чем свидетельствуют, в частности, последние определения КС РФ), множественность ее процессуальных форм явно не способствует достижению целей осуществления судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий. 

Возвращаяь к вопросу о важности реформы контроля и надзора, то при ее проведении стоит, прежде всего, помнить о необходимости наличия независимого суда (и не только от внешних факторов, но и от внутренней политизации процесса), о единой, понятной и общедоступной процессуальной форме административного судопроизводства, направленной на осуществление судебного контроля за действиями публичной администрации, дабы реформа не ушла в чисто техническое сокращение функций государственных органов на бумаге.

Ведь, по большому счету, не так важна цифра количественного выражения полномочий у проверяющих, насколько важна возможность качественной реализации защиты прав и законных интересов проверяемыми, а без полноценно работающей административной юстиции это попросту невозможно.

Очевидно, что законодатель непоследователен в выстраивании модели административной юстиции. Представляется, что соответствующая судебная деятельность должна быть урегулирована нормами одного кодекса.

 

 

 

[1] Лапина М.А., Карпухин Д.В. Научно-методологический анализ проблемных аспектов систематизации функций и полномочий федеральных органов исполнительной власти // Административное и муниципальное право. 2016. N 4. С. 316 - 329.

[2] Соловьёв А.А., Остроумов А.А. Зарубежные модели административной юстиции. Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА).- М., 2015.- С.33

[3] Уксусова, Е. Е. Определение надлежащего судебного порядка по гражданским делам //Журнал российского права. -2009. - № 6. - С. 77 - 92

[4] Постановление Конституционного суда РФ от 12.05.1998 г. №14-П, закрепило положение о том, что судопроизводство по делам, связанным с рассмотрением деяний (административных правонарушений), должно быть административным судопроизводством независимо от того, осуществляется оно судом общей юрисдикции или арбитражным судом. 

Наши клиенты
Наверх